Воскресенская жизнь

ДЕЖУРНЫЙ РЕДАКТОР

Дежурный редакторЕсли у вас есть проблемы или интересная
информация,
пишите и звоните
в рабочие дни
с 9:00 до 16:00
дежурному редактору по
тел. 8 950 604-05-94.
С 7 по 13 декабря им будет корреспондент "ВЖ" Александр Воздвиженский

АВТОРИЗАЦИЯ

РАСПИСАНИЕ ДВИЖЕНИЯ

КАЛЕНДАРЬ НОВОСТЕЙ

«    Декабрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

НАШ АРХИВ

Декабрь 2018 (4)
Ноябрь 2018 (36)
Октябрь 2018 (48)
Сентябрь 2018 (28)
Август 2018 (28)
Июль 2018 (14)

АРХИВ ГАЗЕТЫ в PDF-формате

Деревенский казус Lise

Е - Елизаветино

   Два населенных пункта в нашем районе названы женскими именами: Анненка в честь Анны Немчиновой и Елизаветино. Вот о Елизавете и поговорим.

Елизавета

   Эта история начинается в 1851 году, когда князь Петр Трубецкой взял в жены 17-летнюю красавицу древнего княжеского рода Елизавету Белосельскую-Белозерскую. И среди подарков презентовал ей баковское имение – лесные угодья в Заветлужье, простиравшиеся от современных Красных Баков до села Воздвиженского.
   Фрейлина государыни и светская львица об этом подарке и не вспоминала, приносит имение прибыль, и достаточно. Жила в свое удовольствие. В петербургском особняке устраивала блестящие балы, которые посещал император и члены царской фамилии. «Умная, несколько жеманная и язвительная, Lise, как ее обыкновенно звали в свете, играла видную роль в Петербурге», – писал английский дипломат.
   Не оставила княгиня без внимания и Париж, куда она отправлялась зимой. Именно в нем написан в 1859 году придворным художником этот портрет. Так и жила Трубецкая на «два дома»: летом в имении под Петербургом, зимой в столице или в Париже. И в наши благословенные леса ехать никак не собиралась.

В деревню, в глушь, в...

   И тут случилось событие, которое повлекло за собой появление на карте Воскресенского района имени Елизаветы. О том, когда оно случилось, краеведы спорят. Сотрудники Краснобаковского музея, где собран богатый материал по баковскому имению Трубецких, утверждают: Елизавета заглянула к нам, когда принимала баковское имение после смерти мужа в 1880 году. Смею утверждать, событие случилось значительно раньше, в 1861 году.
   Она поехала вслед за мужем, князем Петром, который отправился в Поляны вместе с губернатором Костромской губернии усмирять местных крестьян. И было ей от роду 27 лет, и выглядела она как на парижском портрете.
   Из Петербурга Елизавета Трубецкая добралась до ветлужских берегов и несколько далее. А вот о том, что произошло потом, имеются свидетельства очевидцев. Приведем их рассказ.
   «Миновав Староустье и переправившись через Усту, карета с княгиней неспешно двигалась по лесной дороге в сторону усадьбы управляющего имением, до которой, расположенной недалеко от реки Ижмы, было верст 10–12. И тут случился казус, не перенесло транспортное средство долгой дороги – сломалось. Колесо кареты, по одной версии, слетает с оси, по другой – просто ломается.
   Тут на шум и крики барыни из леса выходит мужичок с топором (а что в лесу делать без топора) и спасает положение. По одной версии, просто ставит колесо на место, по другой – прилаживает к карете слегу. Спасителем оказывается крестьянин деревни Поляны Никита Шубин. Елизавета благополучно добирается до усадьбы. А в благодарность спасителю разрешает взять лес в ее угодьях на строительство дома и выделяет земельный участок для поселения. Но с одним условием: вновь созданный населенный пункт наречь ее именем. Так возникло Елизаветино».

Елизаветино и Шубины

   В справочнике за 1872 год населенный пункт Елизаветино уже упоминается. Один из потомков во втором поколении Никиты был Василий Степанович Шубин, живший в начале ХХ века. Он приумножил подарок Елизаветы, стал лесопромышленником. Построил пристань на Усте, это красивое место носит наименование Абрашино. Отправлял беляны, груженные лесным товаром, в Саратов, Астрахань. Получал большую прибыль. «Миллионами ворочал», – вспоминают старожилы. Построил в Елизаветине красивый дом, настоящую усадьбу. С его именем связаны и легенды о шубинском кладе.
   Вообще потомки Никиты по-прежнему живут и здравствуют в наших местах. С двумя из них, Валерием Борисовичем и Вячеславом Борисовичем Шубиными, мы встретились, и они поделились воспоминаниями. По ходу повествования будем к ним возвращаться.
   Сначала о Елизаветине. «При мне 26 домов было, – вспоминает Валерий Борисович, – потом пристроили еще несколько домов. Деревня была прибранная, ухоженная. Весной, к Пасхе, под метлу все выметали. И деревья по всей деревне».
   Еще недавно, несколько лет назад, туристы, проходящие по Усте на байдарках, любили посещать Елизаветино. Красивое место: с одной стороны бор с корабельными соснами, с другой – озера. А по дороге в деревню могучие дубы. Да и само поселение летом представляло живописное зрелище. Высокие тополя, крепкие избы и тишина… Но со временем красивая картинка потускнела, избы покосились, дорога по деревне заросла высокой травой. А кому интересно смотреть на «печальные селения». И туристическая достопримечательность перестала быть таковой.

Мертвая деревня

   Мне довелось побывать в Елизаветине этой осенью. Дубы вдоль дороги так же могучи, красивы озера и корабельный бор. А вот дорога в саму деревню основательно заросла. Упавшие после ледяного дождя деревья создавали непреодолимые препятствия. Лишь в стороне светлым пятном виднелась березовая роща. И вот за высокой травой показалась сама усадьба Шубина.
   Когда-то усадьба блистала красотой. Сейчас от былой красоты остался лишь печальный серый остов, покрытый проржавевшими листами кровельного железа, в котором зияют проемы окон с остатками резьбы на наличниках.
   И никакой резьбы. Да центральная зала поражает лепниной под потолком.
   Да и деревня потеряла былую привлекательность. Дорога заросла высокой травой. Дома покосились и почернели. Лишь тополя по-прежнему господствуют над селением, да ярко-красные кисти калины осветляют пейзаж...
   И тут из одного дома вышел человек. Никогда не думал, как страшно встретить в мертвой деревне живого человека. Человек оказался грибником из Больших Отар.

Клад

   А теперь вернемся к кладам. Легенды о них, наверное, самое интригующее. Большинство наших кладов закопано после революции во время конфискации имущества, раскулачивания и репрессий. Время было такое. Василий Степанович Шубин, чью усадьбу мы осматривали выше, и после революции спокойно жил в Елизаветине. Его сын Евгений окончил университет, воевал на фронтах Первой мировой войны, получил офицерское звание. И по воспоминаниям старожилов, в 1918 году принимал участие в Ветлужском восстании против советской власти. Потом его следы теряются.
   Где-то в эти годы Евгений предупреждал отца: «Брось все, уезжай». Но тот не послушался. «Да что они сделают», – отвечал Василий Степанович, уверенный, что мир еще не изменился. В конце 20-х годов его раскулачили, пристань и все имущество, включая дом, конфисковали. Возможно, тогда и был зарыт клад, говорят – два пуда золота. Все, что удалось спрятать. Но не только конфисковали имущество, новые власти отправили бывшего владельца на Соловки. Отсидев свой срок, Василий Степанович вернулся в Елизаветино.
   Однако во второй половине 30-х началась новая волна репрессий. «День не переночевал», – вспоминают свидетели тех дней. Снова забрали. Жизнь в лагерях оказалась тяжелой. С оказией переслал письмо родственникам в Елизаветино: «Пришлите хоть сухариков, пухну от голода. Ты же знаешь, Борис, у меня есть чем отплатить». Больше известий от него не было. По догадкам, место клада мог знать Евгений, но мы уже говорили, его следы затерялись.
   История наша заканчивается. Она уложилась в два века. И что здесь легенды, а что нет, рассудит время.

Александр ВОЗДВИЖЕНСКИЙ
Фото автора

Деревенский казус Lise

Деревенский казус Lise

 

Автор: Administrator
Опубликовано в категории: Азбука легенд и преданий
31-10-2017, 09:12


Добавление комментария
код от комментариев вконтакте
код от комментариев фейсбук