Воскресенская жизнь

ДЕЖУРНЫЙ РЕДАКТОР

Дежурный редакторЕсли у вас есть проблемы или интересная
информация,
пишите и звоните
в рабочие дни
с 9:00 до 16:00
дежурному редактору по
тел. 8 950 604-05-94.
С 19 по 25 октября им будет журналист "ВЖ" Александр Воздвиженский

АВТОРИЗАЦИЯ

РАСПИСАНИЕ ДВИЖЕНИЯ

КАЛЕНДАРЬ НОВОСТЕЙ

«    Октябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

НАШ АРХИВ

Октябрь 2018 (25)
Сентябрь 2018 (25)
Август 2018 (26)
Июль 2018 (10)
Июнь 2018 (33)
Май 2018 (45)

АРХИВ ГАЗЕТЫ в PDF-формате

Контр-адмирал «Товарища Броненосца»

З - Завозня

   Летом на Ветлуге каких только не увидишь лодок, катамаранов, байдарок и плотов. Самых разных форм и конструкций. Но такого судна здесь не было больше ста лет.
   Мне уже присвоено очередное звание – контр-адмирал. – Молодой человек с легкой небритостью лица и чужестранной арафаткой на плечах ну никак не походил на закаленного солеными ветрами морского волка. Первое впечатление – рындобуль, или, на флоте, записной говорун: болтается у корабельного колокольчика хвост и звенит всю дорогу. Так можно было бы подумать, если бы не лукавые искорки в глазах. В них ощущалось столько самоиронии. И она сразу же вызывала чувство большого интереса к собеседнику: похоже, цену своим словам он знает.
   С Ильей Гутом мы познакомились в далекой от столиц деревне Большие Отары, когда снимали фильм под названием «В краю легенд и преданий». «Фролушка, ты как дерево будешь рубить, руку к стволу приложи, чтобы душа его, тобой загубленная, на тебя не серчала», – напутствовала в дорогу лесоруба его молодая жена. Фролушка в ту самую минуту вовсю наяривал точилом по острому лезвию топора и… молчал. Роль у него была такая – без слов. Хотя как раз он, Илья Гут, а не его киношный герой мог бы лучше других рассказать легенды и предания лесного Заветлужья.
   У тех, кто хоть однажды побывал в Музее культуры дерева, что находится в деревне Большие Отары Воскресенского района, впечатления остаются надолго: такое мало где увидишь. В экспозициях ощущается чувство тонкого вкуса и энергия творческого созидания.
   – Он и художник, и дизайнер, и экспозиционер, и талантливый инженер, – старается что-либо не пропустить Алексей Гроза, директор природного парка «Воскресенское Поветлужье». – В общем творец, все делает своими руками, более того – Илья уже вышел за пределы музея…
   И верно, Гуту двухэтажного особняка лесопромышленника Яранцева уже не то что мало, нет! Делать больше, чем должно, – похоже, в этом смысл его работы. А может, и жизни тоже?
   Как куратор этого музея Илья мог бы, например, сойму разместить в экспозиции в виде фотографии, рисунка или макета (что, впрочем, сразу же и сделал), но это все – не настоящее, и вот уже по осени на берегу Усты вяжут друг с другом бревна плота, чтобы в половодье спустить его на воду.
   Рассказ о зимницах, в которых жили лесорубы, из уст экскурсовода, конечно, интересен. Но в сотню раз лучше, если туристы увидят подземную избушку дровосеков воочию. И спустятся вниз, чтобы, как герой романа «В лесах» П. Мельникова-Печерского Патап Максимыч, подышать легким угаром тепленки и противным благочестивому старообрядцу выхлопом заядлых табашников, – вот почему раскольники называли нашу реку «вонючей Ветлугой».
   В прошлую зиму дым стоял над Отарами долгое время. Это Илья по допотопной дедовской технологии пробовал еще и отжигать ямный уголь.
   А в этом году надумал спустить на воду… завозню. «Завозня» – давно уже устаревшее слово. Сейчас и старожилы не помнят, что оно означает. А про молодежь и говорить нечего. Тут и Всемирная паутина не в помощь. Оказывается, у слова «завозня» несколько значений. Попробуем разобраться.
   В русской литературе немного упоминаний о завозне. Вот одно из них.

«Сделалось еще страшнее: слева кладбище, спереди увал с избушкой, справа жуткое займище за селом, где валяется много белых костей и где давно еще, бабушка говорила, задавился человек, сзади темная завозня, за нею село, огороды, охваченные чертополохом, издали похожим на черные клубы дыма».
«Далекая и близкая сказка», В. Астафьев

   Это что-то вроде склада на берегу реки. Не то, что нам надо. А вот другое упоминание о завозне.

«На перевозе ночевало много народу, и уже одна большая завозня, битком набитая лошадьми и телегами с приподнятыми передками и торчащими вверх оглоблями, чернелась на середине Волги, а другая торопливо грузилась, чтобы воспользоваться благополучным временем».
«Детские годы Багрова- внука», С. Аксаков

   Вот такое судно и надумал строить Гут.
   – Завозни, как и дощаники, и лодьи, появились задолго до того, как ручные пилы пришли на смену топору, – поясняет естествоиспытатель. – В Поветлужье они использовались с XVI по начало XX века, вплоть до 50-х годов.
   Все лето в Больших Отарах Илья строил завозню. Вернее сказать, судно по ее образу и подобию. Строил из того, что в лесу лежит под ногами, служит источником его захламления, а нередко и пожаров: из стволов и веток небольших деревьев и кустарников. И в один из редких теплых августовских дней вместе с единомышленниками – такими же вольными странниками – отправился в поход. Нет, не за три моря, как Афанасий Никитин, а за три реки. Первая из них Уста.

«Небольшая, свободно бродящая по месту и времени, растерявшая по окрестным лесам множество стариц и заводей река. Местами она неглубокая и подвижная, как Линда, а местами чуть заспанная и заросшая, как заводи керженских излучин, но всюду – прекрасная».
Илья Гут «Дневник ‘‘Товарища Броненосца – 2017’’»

   Едва успеет красавица Уста породниться с Ветлугой, на рейде появится Воскресенское. Старинное торговое село. Раньше его называли Нижним Воскресением. Именно здесь собирали грандиозные по размеру и замыслу конструкции беляны и соймы и сплавляли их вниз до Волги. А для того чтобы перевозить людей и грузы (в особенности якоря) с берега на эти огромные неповоротливые сооружения рук человеческих, использовали небольшие лодки. Нетрудно догадаться, как назывались они. Правильно, завозни.
   Первую подобную лодку вместе с друзьями Илья построил десять лет назад. Сама по себе это необычная идея, и название судна было тоже необычным – «Товарищ Броненосец имени святого лингама Чапаева».
   – Такой странный набор слов возник, когда нужно было в очень короткое время придумать название небольшой лодке из полиэтилена и пройти на ней до опор строящегося в Нижнем моста через Оку. – Сразу и не поймешь, то ли шутит, то ли говорит всерьез Илья. – Там мы забрались на бык метромоста, раскатали свернутый газон травы и играли на ней в гольф!
   Этот почти художественный перформанс завершился вполне логично: после короткого плавания скелет «Товарища Броненосца» долгое время висел на втором этаже известного нижегородского ресторанчика. В ту пору там проходила выставка современного искусства «Анестезия-2007». И это был ее, пожалуй, самый оригинальный экспонат – лодка выглядела как в ноу-фикшн формате! На языке родных осин это означает выдумка, основанная на реалиях. То же самое можно сказать и о других творческих проектах, которые осуществляет Гут, чтобы жизнь стала интереснее.
   За десять лет Илья организовал несколько экспедиций по большим и малым рекам. У байдарочников есть такая традиция – после каждого похода, как на море, присваивать очередное звание. Вот откуда и появился контр-адмирал.
   Очередной, десятый поход ничем не отличался от других. А кое в чем даже был сложнее. Первые сто километров «Товарищ Броненосец» шел почти без остановок, и в ночное время тоже. Когда над рекой нависает непроглядная темень, а внизу из глубины хлипкому суденышку угрожают своими острыми пиками корни старых коряг и топляков, сплавляться по воде – рисковое дело. Но при всем этом жутко интересное!

«Ночь на воде – бред усталости, ведущий тебя с твоими мыслями, лодку, людей, случайные знаки воды, неба, берега. В этом бреду ты спишь, перебираешь веслами, ерзаешь по скамье, что-то жуешь, говоришь со спящими… Мысли в темноте ловишь, как эхо дальних звуков по берегам. Огромные вывороченные корни и толстое дерево, погруженное в омут, словно пядь руки, останавливает нас, а впереди лишь новые и пустынные мели да спящие птицы на них...»
Илья Гут «Дневник ‘‘Товарища Броненосца – 2017’’»

   В экипаже «Товарища Броненосца» были и новички, кто еще не знал, что такое семь футов под килем, и люди опытные. Кто-то с самого начала помогал Илье Гуту строить это судно. А кто-то влился в состав команды уже на пути.
   – Меня забрали под устьем Усты, – вспоминает Дмитрий Фомин. – Непередаваемое ощущение, когда видишь приближающийся парус, и вся суета города – заказы, сроки, деньги – осталась там. Ты на берегу реки, и кораблик с парусом суть ветер и вода, сейчас унесут меня, и сойду я на совсем другой берег. Путешествие через миры, иначе не скажешь.
   В разное время на борту проекта «ТБ» были писатели и грузчики, защитники Луганской республики и сборщики корпусной мебели, политики и дворники, историки и керамисты. Но при всем этом у каждого своя роль: есть капитан, шкипер, боцман, гребцы – все, как положено на корабле. А самая незавидная из них – роль барина. Обычно его отстраняют от всякой работы. Сиди и любуйся живописными берегами Ветлуги.
   – На корабле я был независимым наемником, что ли, – продолжает свой рассказ Дмитрий. – В долгом плавании меня, наверно, оставили бы на каком-нибудь острове: если я считаю, что спешить сейчас не надо, то и грести не буду...
   Заметим, это не просто театральная постановка в походных условиях, где каждый лицедействует как может, это, по сути, некая реконструкция ветлужской старины.
   – Мы проходим путем лесосплавщиков – трудовых людей или купцов, которые спускались из верхнего Поветлужья, выходили на ярмарки, а потом возвращались с барышом обратно, – поясняет цель этого похода Илья Гут.
   Правда, это удавалось не всегда. На реке в ту пору было немало разбойников. Если верить Николаю Толстому, за ночь шайка «отоманов» могла ограбить до десяти судов. Тут можно было бы вспомнить и легенды про бабу Степаниду с ее заклятыми кладами. Наверняка под Раскатами лихой народец тоже использовал какие-то легкие барки вроде завозней, чтобы быстро догнать купеческое судно и грозно крикнуть: «Сарынь на кичку!», по-ветлужски «Серам на гичку». И затопила свои сокровища баба Степанида на дне Ветлуги тоже в продырявленной лодке. Уж не в завозне ли?
   Десятый для «Товарища Броненосца» поход пришелся как раз на год столетия революций в России. С таким названием можно было бы приурочить его к историческому юбилею. Но цели у похода другие. Одна из них исследовательская.
   – Да, это настоящая экспедиция, – подтверждает Гут. – Туристическое наполнение здесь, конечно, присутствует, но исследовательская часть все же преобладает.

«Поисково-исследовательская работа – важная составляющая экспедиции. Все, что имеет отношение к лесосплаву и деревянному судо/мосто/плотиностроению за прошедшие три века, – предмет нашего научного интереса. Вся полученная информация и предметы после завершения экспедиции будут переданы региональным музеям и станут дополнением к археологическим изысканиям…»
Илья Гут «Дневник ‘‘Товарища Броненосца – 2017’’»

   А вот еще одна цель.
   – Самое главное, что мы делаем в пути, – убираем мусор на туристических стоянках. И так на протяжении всех десяти лет. Но сегодня этот опыт обрел более специфическую форму, – рассказывает Илья, – мусор, который мы находим, утилизируем, а то, что не можем, перевозим на борту к местам санкционированных свалок.
   Большая часть пути «Товарища Броненосца» пролегала по территории природного парка «Воскресенское Поветлужье», с которым у Ильи Гута довольно тесные контакты. На мачте «Товарища Броненосца» весь поход развевался прапор с эмблемой авторитетной в нашем крае организации. И отнюдь не ради рекламы.
   – Мы делаем небесполезную работу – находим места незаконных свалок, – продолжает рассказывать об экологической миссии экспедиции Илья Гут. – Есть инстанции, вроде «Воскресенского Поветлужья», которые помогут уладить те проблемы, которые не смог уладить турист, оставивший весь этот мусор.
   К счастью, таких свалок в Поветлужье немного. Все-таки жители прибрежных сел и деревень любят и берегут свою реку. Здесь еще сохранились почти заповедные уголки. Особенно запомнилось участникам экспедиции место, где река Люнда впадает в Ветлугу.
   – Нет, не зря мы остановились в этом месте, разбили лагерь, затопили самовар, – с нескрываемым восторгом вспоминает Илья, – там, на слиянии двух рек, изумительный пейзаж и цапли буквально кормятся из рук!
   И верно, для нашей скупой на красоту северной природы это удивительные места! Поэты и прозаики нередко называют Ветлугу рекой голубых туманов, что поднимаются над ласковой волной на утренней и вечерней зорьке. И эта слегка заметная, едва уловимая седина, будто женщине с настоящей русской красотой, только добавляет прелести Ветлуге.

«Ранним утром, которое никогда не встретишь, оставшись спать на берегу, придет предрассветный ветер, гребнем расчешет косу речных вод и заберет, потащит за собой, зацепив парус. Отпустят нас серые руки прибрежных трав. Тогда в предрассветной тьме бросаешь весло в битое зеркало остывшей воды, и глухая тяжесть давит, давит, давит: ты давно спишь, а парус неспешно ведет тебя по реке».
Илья Гут «Дневник ‘‘Товарища Броненосца – 2017’’»

   Совсем иное впечатление производит место, что начинается за несколько речных миль до слияния Ветлуги с Волгой. Во времена известного русского историка, писателя, краеведа Николая Оглоблина в устье Ветлуга разливала свои светло-коричневые воды на два русла. Одно выходило прямиком на Козьмодемьянск. По нему проводили беляны и первые речные пароходики. Другое пролегало ближе к Юрину и Шереметевскому замку. По нему можно было пройти разве что на косых да таких же завознях, как «Товарищ Броненосец». С фотографий М. Дмитриева можно увидеть, насколько красивое было место слияния двух рек. Но построили Чебоксарскую гидроэлектростанцию, и вся эта красота ушла под воду.
   Сейчас от Юркина до Юрина ни одного населенного пункта, ни одной живой души. Отсюда насильственно выселили десятки, если не сотни деревенских жителей.

   Сколько сломано людских судеб, какой причинен ущерб природе. Это невозможно представить. Как есть «Прощание с Матерой» на ветлужский лад. Вот лишь одна удивительная история. Где-то рядом с марийской Липовкой (ее уже тоже нет) была маленькая деревня, возможно, Бардицы.
   В ней жила старая женщина-солдатка. Когда поднимали Волгу и переселяли здешних жителей, она не хотела уезжать: «Муж вернется с фронта, а меня нет» – и с топором защищала свой дом. Ее считали сумасшедшей, но бабушка так никуда и не уехала.
   Годы берут свое. И река тоже. Когда «Товарищ Броненосец» подходил к устью Ветлуги, картина была не такая апокалиптичная, как 20–30 лет тому назад. Здесь уже меньше затопленных деревьев, которые своими черными тонкими скелетами наводят тихий ужас на проплывающих мимо. Они подгнивают, падают, заболачивая и без того болотистую реку.

«На островах кое-где сохранились следы дорог и изб. Пару домушек еще поддерживают местные рыбаки, но дороги, выходящие из воды и уходящие в нее же, уже заросли плотным лесом».
Илья Гут «Дневник ‘‘Товарища Броненосца – 2017’’»

   А наверху во власти опять раз за разом муссируют тему поднятия уровня Чебоксарского водохранилища. Делают это действительно сумасшедшие люди. У них нет малой родины, значит, нет и любви к большой родине.
   Символом ее всегда была матушка Волга. При слиянии с Ветлугой у нее ширь такая, что не охватить взором. Ее можно только воспевать.
   Вниз по матушке по Волге,
   По широкому раздолью,
   По широкому раздолью, эх, раздолью.
   И вот тут не лишним будет добавить, что песни в исполнении Федора Ивановича Шаляпина на борту «Товарища Броненосца» во время похода звучали чаще, чем какие-либо другие, современные мелодии.
   Здесь на Волге в округе Козмодемьянская сто с лишним лет тому назад заканчивались пути для доброй половины белян, сойм и плотов. Вдоволь побродив по просторам Чебоксарского водохранилища, завершили путь и участники этой экспедиции.
   А для «Товарища Броненосца – 2017» она закончилась навсегда. Это не грустная история. Наоборот. Взамен старых обязательно будут строиться новые корабли. И об этом автор путевых заметок, он же руководитель экспедиции контр-адмирал Илья Гут непременно расскажет в своих дневниках.

Александр ГРАЧЕВ
Фото из личного архива Ильи Гута

Контр-адмирал «Товарища Броненосца»

Контр-адмирал «Товарища Броненосца»

Контр-адмирал «Товарища Броненосца»

Контр-адмирал «Товарища Броненосца»

Контр-адмирал «Товарища Броненосца»

 

Автор: Administrator
Опубликовано в категории: Азбука легенд и преданий
20-12-2017, 15:49


Добавление комментария
код от комментариев вконтакте
код от комментариев фейсбук