Воскресенская жизнь

ДЕЖУРНЫЙ РЕДАКТОР

Дежурный редакторЕсли у вас есть проблемы или интересная
информация,
пишите и звоните
в рабочие дни
с 9:00 до 16:00
дежурному редактору по
тел. 8 950 604-05-94.
С 22 по 26 им будет дежурный редактор Александр Умнов

АВТОРИЗАЦИЯ

РАСПИСАНИЕ ДВИЖЕНИЯ

КАЛЕНДАРЬ НОВОСТЕЙ

«    Апрель 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

НАШ АРХИВ

Апрель 2019 (20)
Март 2019 (35)
Февраль 2019 (42)
Январь 2019 (41)
Декабрь 2018 (31)
Ноябрь 2018 (39)

АРХИВ ГАЗЕТЫ в PDF-формате

Два хозяина одной деревни

   Этого материала могло не появиться вообще, если бы моему сыну не нужно было писать... нет, не школьное сочинение, а... научно-исследовательскую работу для областного конкурса. Нашей темой было изучение пчел. Дома по книгам штудировали анатомию перепончатокрылых, строение пчелосемьи, роль пчел в природе и жизни человека, продукты пчеловодства… Но какая научная работа без практической части?
   Поэтому стали искать пчеловода, который мог бы рассказать о своей работе на пасеке, при нас разобрать улей… Ну, и нашли Бориса Алексеевича Волгина. Правда, ехать к нему пришлось в деревню Коробиху Благовещенского сельского совета. Так мы всей семьей оказались на самой старой (пусть поправят меня, если ошибаюсь) пасеке в районе, которой нынче исполняется 113 лет.
   Под толстыми снеговыми шапками дремлют ульи. Пчелиный городок раскинулся поперек всего огорода. Здесь можно увидеть четыре улицы, но пчел, конечно же, не увидишь. Зато их можно услышать, и впечатления, скажу вам, незабываемые.
   Борис Алексеевич, как опытный сельский фельдшер, выходит из дома со стетоскопом. Вставляет в уши концы инструмента и подносит к летку улья противоположный его конец, который обычно доктора прикладывают пациенту к груди и спине, прослушивая дыхание.
   – Живой! Сильная семья! Хочешь послушать? – протягивает он мне стетоскоп. Припадаю к улью, сажусь прямо в сугроб.
   Откуда-то из глубины этого крашенного неподвижного домика в мои уши вливается шум. Нереально! Равномерный шорох не одной тысячи лапок сразу же усиливается, как только пчеловод стукает костяшками пальцев о стенку улья.
   Отвечают возмущением. Перезимовали!
   – Когда-то, больше века назад, эта пасека принадлежала деду моей жены, потом перешла ее отцу, а после ее унаследовал я. Было у меня по сорок пять пчелосемей, бывало, в хорошие годы меду брал с пасеки по тонне за сезон. Сейчас, конечно, немного семей, трудно, за ними уход нужен.
   Были моры, когда пчелки умирали целыми ульями, и на пасеке оставалась буквально одна семья, но снова возрождался пчелиный род от нее, словно птица феникс, и расселялся по благоустроенным коттеджам.
   Да что говорить, рассказывать о пчелах и пчеловодстве Борис Алексеевич может часами – благо опыт позволяет. Он у него наработан такой, что хоть книгу пиши. На все вопросы нашего маленького «почемучки» ответил просто и доступно. А еще – показал мастерскую пасечника, с дымарями, рядами рамок, запахом воска и, конечно, медогонкой. Покрутить ее ручку оказалось настоящим удовольствием. Словно вращаешь ворот колодца, только вместо поднявшегося ведра с водой после этого действия из краника вытекает чистый мед.
   Раз уж заикнулась о колодцах...Напротив дома, в котором сейчас живут Волгины, в Коробихе был построен огромный колодец со ступальным колесом, крутил который сам человек, пришедший за водой. К сожалению, от этого сооружения в настоящее время остался один лишь столбик.
   А еще, говоря «чистый мед» я имела ввиду еще и то, что мед у Волгиных и правда всегда чистый.
   – Боже упаси! – говорит Борис Алексеевич и машет руками, – никогда не добавляем сахар в корм пчелам.
   Волгины за свой продукт отвечают. Собственной еды у пчел достаточно на всю зиму. Мед с примесью сахара они называют «шмурдяк».
   А хозяйка, Татьяна Сергеевна, даже рассказала нам историю о принципах ведения хозяйства еще своего отца.
   - Когда с продуктами было плохо, и все выдавали по талонам, отцу сказали: «Оформите свою пасеку в ветлечебнице и получите сахар для подкормки на каждую пчелосемью». Мы ему говорим: «Пап, оформи, чтобы сахар пошел нам на варенье!» Он так рассердился: «Не дай Бог, кто в районе узнает, что я своим пчелам сахар взял…» Так и остались мы без бесплатного сахара.
   В высоком, старинном доме родителей Татьяны Сергеевны и живут Волгины, перебравшиеся в Коробиху из Воскресенского в новом для себя звании пенсионеров. Уехали один раз сюда пожить на лето, да так и не вернулись больше в благоустроенную квартиру. Обзавелись хозяйством: козами, курами… Последние, кстати, у них несутся и зимой.
   А какая она – зима в Коробихе? Вообще, странноватая. Хоть и царит повсюду зимнее безмолвие, только ощущения заброшенности нет. Идешь по улице, а по обе стороны дороги – благоустроенные домики. Есть, конечно, развалившиеся строения, но мало. Больше – дачи.
   – Летом – весело, шумно, почти во всех домах живут, – пояснила нам Татьяна Сергеевна Волгина. – А зимой только мы да Владимир Баранцев. Два дома жилых.
   Два жилых дома. Двое мужчин в деревне. Два хозяина самой деревни! Распрощавшись с супругами Волгиными, мы пошли вверх по деревне, искать второго «Хранителя».
   Решили, что расчищенная тропочка к дому сама укажет на жилую избу. Но промахнулись. Дорогу нам показала красивая черная кошка, которая появилась на белом снегу деревенской дороги из ниоткуда и сразу подружилась с нами. Ну как с такой не сфотографироваться, скажите, пожалуйста?!
   То ли мы слишком медленно двигались по деревне, оттого что набрели на замечательную горку – спуск прямо посреди улицы и решили покататься с нее на «ватрушке», то ли кошке нетерпелось пригласить нас в гости, только она пошла вперед и сама привела нас к дому своего хозяина.
   Владимир Борисович таскал дрова. Ксюха, оказалось, так зовут его черную красавицу, забежала в открытые двери двора. А мы, побеседовав со вторым хозяином деревни, узнали, что он работает на станции-водокачке. А еще он – ветеран, афганец. Всю жизнь проживший на этой земле, на трудности не жалуется. Только с водой сейчас проблемы: приходится таскать от насоса. Водопроводы к многим домам летнего типа, зимой замерзают. С баней, стиркой тяжело.
   А вообще, день, проведенный в Коробихе, показал нам: и зимой здесь жить можно. Автобус ходит, пусть и через день. Автолавка приезжает, хоть и раз в неделю. Почту привозят регулярно. Правда, живут здесь самые стойкие, самые сильные духом. А иначе и не станешь хозяином деревни…

Наталья УТКИНА
Фото автора

Два  хозяина одной  деревни

 

Автор: Administrator
Опубликовано в категории: Новости
29-03-2019, 12:32


Добавление комментария
код от комментариев вконтакте
код от комментариев фейсбук