Воскресенская жизнь

ДЕЖУРНЫЙ РЕДАКТОР

Дежурный редакторЕсли у вас есть проблемы или интересная
информация,
пишите и звоните
в рабочие дни
с 9:00 до 16:00
дежурному редактору по
тел. 8 950 604-05-94.
С 5 по 9 августа им будет дежурный редактор Елена Позднякова

АВТОРИЗАЦИЯ

РАСПИСАНИЕ ДВИЖЕНИЯ

КАЛЕНДАРЬ НОВОСТЕЙ

«    Август 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

НАШ АРХИВ

Август 2019 (30)
Июль 2019 (17)
Июнь 2019 (27)
Май 2019 (26)
Апрель 2019 (32)
Март 2019 (37)

АРХИВ ГАЗЕТЫ в PDF-формате

Хочется верить

Как-то недавно, разговаривая с бывшей одноклассницей Ирой Рябковой, услышала от нее: «А знаешь, я многих одноклассников счастливее».

И, заметив мой вопросительный взгляд, она добавила: – Вы ведь, к сожалению, уже похоронили своих родителей, если не обоих, то одного. А у меня и мама, и папа, слава богу, живы. Кстати, напиши о них. – Рассказывай, – предложила я. – Напиши о том, что они очень хорошие. А для меня – дорогие и любимые!

Родились Виктор Васильевич и Анна Николаевна в 1938 году, он – в Безводном, она – в Никонове. В 19-летнем возрасте поженились. Пережили уже много свадебных годовщин, например серебряную, золотую, изумрудную, на очереди бриллиантовая (60 лет совместной жизни). Но до нее еще два года жить да жить, а вот 77-летие в 2015-м, красивая дата из двух семерок, уже совсем рядом: у Виктора Васильевича день рождения в апреле, а у Анны Николаевны – в феврале (в День влюбленных). Дай Бог, чтобы эти даты наступили и принесли здоровье и благополучие.

Военное и послевоенное детство и того, и другого было нелегким. Отец Виктора, В. И. Рябков, ушел на фронт, оставив молодую жену с четверыми малышами на руках. Так и росли у Анны Степановны дети без отца. Муж ее, Василий Иванович, пропал без вести.

Отец Анны, Н. И. Рошмаков, понюхав военного пороху и пройдя муки плена, попутно научившись говорить по-немецки, вернулся в родное Никоново. Время от времени он навещал двух своих дочерей, выданных замуж в Безводное.

Зять Виктор много времени уделял пчеловодству. Эту науку он перенял от своего деда Степана.

Дед, С. П. Большаков, вырастил когда-то яблоневый сад, завел пасеку и трудился вместе с пчелками от рассвета до заката. По воспоминаниям моей старшей сестры Вали, он (высокий, крепкий, с седой бородой) во время сбора меда, увидев деревенских ребятишек, подзывал их к себе. «Бегите домой, – говорил он им, – несите по кусочку хлеба, а я намажу хлеб медом». Все опрометью мчались за кусками, а потом за обе щеки уплетали ароматную сладость. У моей сестры после такого объедения появлялись коросты (аллергия), поэтому от медового удовольствия ей пришлось отказаться.

Кроме пчеловодства Виктор Васильевич увлекался охотой. Зимой, заключив договор с заготконторой, сдавал пушнину. Охота на дичь пришлась по душе и его сыну Аркадию. Кстати, Анна Степановна, не дождавшись с фронта мужа, до конца дней своих прожила под одной крышей с семьей Виктора. Две Анны (свекровь и сноха) бок о бок хозяйничали по дому, воспитывали Ирину и Аркадия.

Когда в 90-е годы развалился колхоз, появилась у Виктора Васильевича задумка собрать из запчастей трактор для себя. Эта самоделка стала незаменимым помощником в семье. Очень сложно налегать на лопату людям пенсионного возраста. А тут залил ведро солярки, прицепил плуг, сел за руль… Миг – и участок вспахан.

Здоровье, правда, оставляет желать лучшего, поэтому порой приходится обращаться в больницу, принимать лекарство. Улучшению самочувствия помогают также приятные новости, телефонные разговоры и встречи с дорогими сердцу людьми.

Все со временем увядает. Постарела и сама деревня Безводное. Сейчас из пожилых семейных пар осталось четыре: двое родных братьев Кулизиных – Павел Федорович с Александрой Ивановной и Виктор Федорович с Александрой Михайловной. Еще Константин Степанович и Антонина Семеновна (они тоже Кулизины) и пара Рябковых. А вот супруги Жарнаковы чуть помоложе. Все это деревенские старожилы, продолжающие шагать по жизни рядом со своими половинками. Их прочные семейные союзы неподвластны годам. Они помнят, конечно же, и о послевоенном времени, и о буйном расцвете деревни, когда жизнь бурлила, била ключом.

А мне, жительнице 1958 года рождения, запомнилось из раннего детства то, что на дорогах, выходящих из деревни, были поставлены заборы с широкими воротами из жердей. Мы, малыши, забравшись на ворота, любили поджидать возвращавшихся из Воскресенского родственников: родителей с базара, братьев и сестер из школы. Они привозили нам разные гостинцы: коржики (такие в деревне не пекли), алюминиевую детскую посудку, цветные карандаши, одежду.

В основном в Безводном жили колхозники. Несколько человек, представителей интеллигенции, трудились в магазинах, детском саду, елдежской школе, сельсовете, конторе, клубе, на почте. Большинство учреждений располагалось в Елдеже, а безводяне довольствовались магазином, детсадом, пекарней. Одно время здесь функционировала начальная школа. В Безводном были также конный двор, свинарник, картофелехранилище, склады, ток…

Все лето колхозники трудились не покладая рук. А зимой чуть ли не все мужчины лопатничали. Даже женщины иногда впрягались в эту тяжелую работу. А некоторые ткали рогожи или только занимались домашним хозяйством.

Мужчинам-лопатникам нужно было подыскать хорошие осины, спилить их, раскряжевать, натесать лопат. А потом либо в мастерской, либо в бане или даже в доме лопаты строгали разными инструментами (скобелем, стружком…). Затем их сушили, коптили, упаковывали в пачки по 25 штук и сдавали. Иногда, желая побольше заработать, лопатники уезжали в Кировскую область. Возвращались богатыми.

Честно говоря, уровень жизни всех безводян был примерно одинаковым. Автомобилей, например, не было ни у кого. Наш сосед, Вячеслав Степанович, выиграл однажды мотоцикл на тридцатикопеечный лотерейный билет. Радости было!

В Безводном насчитывалось около сотни домов. В центре деревни была беседка: под навесом на двух столбах стоял длинный стол и две скамьи. Наверное, потому, что сюда стекалось несколько дорог, называлось это место Кресты. Может, кому-то это название покажется неудачным, странным или смешным, но здесь жители собирались, что-то обсуждали, решали серьезные вопросы. Летом на Крестах сидел сторож. А чтобы лучше обозревать (не допустить пожара), рядом с беседкой построили высокую башню.

Еще одно очень высокое сооружение (вышка) находилось недалеко от конного двора. В летние каникулы мальчишки и девчонки забирались туда. Находились смельчаки, которые лазили по боковым столбам, ходили по бревнам, связывающим столбы (как по канату), вставали на крышу вышки.

Зимой в Масленицу с визгом и со смехом катались на санях. Лошадей украшали разноцветными ленточками и искусственными цветами. Также собирали по домам дрова и жгли огромный костер.

Весной вся деревня готовилась к Пасхе: стирали, мыли, чистили, наводили блеск везде. А в Успение (престольный праздник) со всех деревень сюда съезжались гости (родня, молодежь). Безводяне пекли пироги. Звенели гармони, играла музыка. Проводив праздник, приступали к сельскохозяйственным работам.

В моей памяти хранятся воспоминания о родной, очень красивой улице: широкой, просторной, с черемухами, сиренями, калиной, липой, ветлой, тополями, с нежной (зеленой-зеленой) лужайкой, покрытой цветами. Над ними кружились пчелы, в небе щебетали птицы. Скрипел колодезный журавль, плескалась из бадьи ледяная вода. Ее капли вспыхивали на солнце, как алмазы, переливаясь и сверкая. По утрам дудели в рожок пастухи, хозяйки выпускали со дворов скотину.

А зимой, блестя на солнце, снег лежал. Розовощекие ребятишки катались на санках, играли в войну, прыгали с крыш в глубокие сугробы. Дымились печные трубы, задумчиво стояли украшенные серебром деревья, было морозно и сказочно красиво.

И еще мне запомнилось то, что люди тогда больше общались, были дружнее, проще. «Заходите в мой дом, мои двери открыты», – эти слова из песни Михаила Круга как раз о безводянах прошлых лет. Может быть, так было потому, что все жители в Безводном родственники (если поглубже разобраться). А может, просто времена были другие.

И сейчас в Безводном есть молодые трудолюбивые семьи. У них хорошие дома, даже двухэтажные. От Воскресенского до деревни и по деревне проложен асфальт, в домах водопровод. Здесь работает два магазина, детский сад. В Елдеже, к радости селян, не закрыли школу.

Хочется верить, что не придется в Безводном ставить каменную плиту с датой смерти деревни, что наступят еще добрые, позитивные времена. Времена, когда государство проявит максимум внимания к сельхозпроизводителю, чтобы заинтересовать его хотя и трудным, но жизненно важным делом.

Только увлеченные и защищенные люди в состоянии добиться тех желанных результатов, в которых нуждается страна.

А. ПШЕНИЦЫНА

Хочется верить

 

Автор: Administrator
Опубликовано в категории: Люди
12-02-2015, 15:18


Добавление комментария
код от комментариев вконтакте
код от комментариев фейсбук