Воскресенская жизнь

ДЕЖУРНЫЙ РЕДАКТОР

Дежурный редакторЕсли у вас есть проблемы или интересная
информация,
пишите и звоните
в рабочие дни
с 9:00 до 16:00
дежурному редактору по

тел. 8 950 604-05-94.
С 10 по 14 августа дежурный по району депутат Земского собрания Евгений Александрович Бородин. Звонки принимает корреспондент Наталья Уткина.

АВТОРИЗАЦИЯ

РАСПИСАНИЕ ДВИЖЕНИЯ

КАЛЕНДАРЬ НОВОСТЕЙ

«    Август 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

НАШ АРХИВ

Август 2020 (55)
Июль 2020 (258)
Июнь 2020 (320)
Май 2020 (199)
Апрель 2020 (276)
Март 2020 (155)

АРХИВ ГАЗЕТЫ в PDF-формате

Закрытие гинекологического отделения: ЗА и ПРОТИВ

НЕТ ПОВОДА ПАНИКОВАТЬ

Редакция газеты «Воскресенская жизнь» продолжает отслеживать ситуацию вокруг реорганизации родильного отделения ЦРБ.

Мы попросили администрацию ВЦРБ ответить на следующие вопросы:

1. Действительно ли от родильного отделения осталась лишь одна палата с четырьмя койками? И достаточно ли этого для целого района?

2. Созданы ли для пациенток в хирургии нормальные условия для личной гигиены?

3. Действительно ли сокращены две акушерки в ЦРБ, какова их дальнейшая судьба и не пострадает ли от этого качество лечения больных женщин?

4. Должны ли были в Воскресенской ЦРБ восстановить (открыть) родовую?

А также просим ответить: как все это сопоставимо с национальным проектом «Здравоохранение» и с заявлениями президента о необходимости решительных мер в этой сфере?

Администрация ГБУЗ НО «Воскресенская ЦРБ» в лице главного врача Н. В. Ильиной ответила на наш запрос.

1. В 2014 году все койки акушерского отделения ЦРБ были закрыты.

По данным многолетнего статистического учета, имеющееся число гинекологических коек достаточно для оказания стационарной помощи, очередь на госпитализацию отсутствует.

Перевод гинекологических коек в состав хирургического отделения проведен без сокращения их количества. Перевод был необходим для ликвидации неравной нагрузки на медсестер: на пост медсестер в гинекологическом отделении приходилось лишь 8 коек (из них только 5 круглосуточных), а на медсестер хирургического – 30 круглосуточных коек.

2. Палата дневного стационара, а также все кабинеты с оборудованием и подсобные помещения (включая отдельный туалет и душевую кабину) для лечащихся на гинекологических койках остались на прежнем месте, а койки круглосуточного пребывания размещены в расположенной рядом палате хирургического отделения.

3. При переводе гинекологических коек в состав хирургического отделения штатное расписание было приведено в соответствие с действующим приказом Минздрава России, согласно которому должности акушерок предусмотрены только в акушерском отделении. В гинекологическом отделении этих должностей быть не должно. Поэтому двум акушеркам неоднократно предлагалось пройти за счет ЦРБ дополнительное обучение, с продолжением работы в стационаре на должности медицинской сестры, но от этого предложения они отказались.

4. Плановая стационарная акушерская помощь (роды) в нашей ЦРБ оказываться не может. Возможно только оказание экстренной помощи при нетранспортабельности беременной женщины с угрожающим жизни состоянием.

Давать комментарии по заявлениям президента ЦРБ не имеет полномочий.

Получили мы еще один комментарий – за подписью председателя Общественного совета района Татьяны Романовой.

Жизнь не стоит на месте. И кому, как не руководителям, она диктует свои условия. Иногда приходится размеренный ход производственного процесса менять на ходу.

Надо отдать должное главному врачу ЦРБ Наталье Владимировне Ильиной: двери ее кабинета всегда открыты для пациентов. Мы можем обратиться к ней с любым вопросом и получить исчерпывающий ответ. В начале этого года она побывала по приглашению и в обществе инвалидов, и на заседании Общественного совета, где побеседовала с жителями района. Исходя из вышесказанного, трудно понять тех, кто распространяет непроверенную информацию о ЦРБ. Судить по одному факту, не узнав причины, по меньшей мере бестактно по отношению ко всему медицинскому персоналу нашей больницы.

После обращения к нам нескольких жителей рабочая группа Общественного совета посетила ЦРБ. И оказалось, что гинекологическое отделение функционирует: принимает дневной и суточный стационар. Bceгo – 8 коек.

Так что у женщин нашего района нет повода паниковать: профессиональную медицинскую помощь окажут в ЦРБ в любое время суток.

К нам по-прежнему обращаются читатели, которые считают, что для женщин с патологией беременности в хирургическом отделении нет соответствующих условий, что руководство ЦРБ на критические обращения по этому поводу отвечает формальными отписками и что в целом ситуация все больше ухудшается.


Так что же значит слово «выравнивание», приведшее к лишению района двух опытных специалистов, и почему не захотели «строптивые» акушерки пойти в медсестры, несмотря на неоднократные предложения.

 ЗА ИСКЛЮЧЕНИЕМ НЕСКОЛЬКИХ "НО"

Это решение не сверху, говорили медики, с которыми мы разговаривали. После того как сдан был отчет за прошлый год, было понятно, что гинекологии, по крайней мере пока, ничего не грозит. Ее закрытие – это решение администрации ВЦРБ, говорили нам. Тогда как несколько лет назад район с боем отстаивал роддом и отстоял палату патологии, при которой остались две акушерки, сейчас ее ликвидировали, не дожидаясь давления сверху.

Лариса Юрьевна Авдеенко, опытный врач-гинеколог, до 12 мая заведующая гинекологическим отделением ВЦРБ, объясняет:

– У нас на гинекологическом посту было восемь коек, причем три – дневных, тогда как всего полагается десять. А в ночь, бывало, женщин отпускали домой, в итоге на медсестру хирургического отделения приходилось тридцать три человека в ночь, а у нас – два. Мы недорабатывали. Все обижались: получаем одинаковые деньги. Поэтому решили привести в оптимальный режим. Пост сократили, ввели в состав хирургии.

Сначала после закрытия роддома «выравнивали» нагрузку неофициально, перебрасывая медсестер гинекологии то в хирургию, то в палату интенсивной терапии. Медсестры предлагали взять «шефство» над неврологией, но дело обернулось иначе.

Палаты патологии не могло быть при хирургии, поэтому после реорганизации ее и не стало, а вместе с ней – двух ставок акушерок. Елена Пелевина ушла на пенсию, Наталья Чибисова встала на биржу труда.

Вот и все. Просто, логично, разумно. За исключением нескольких «но».

«Но» первое, нагрузка

Найти дело в палате патологии не проблема.

– Мы сами дезинфицируем, стерилизуем инструменты, – в настоящем времени перечисляет свои, бывшие уже обязанности акушерка Елена Валерьевна Пелевина, – выскабливаем, исполняем назначения, делаем капельницы, смотровой кабинет, следим за сроками, ведем документацию, эпикризы сами пишем.

Угроза прерывания беременности, анемия, инфекция мочевыводящих путей – все это были показания для попадания сюда. Женщины с угрозой потери ребенка могли находиться в родном районе вплоть до 38-й недели.

На последнем отчете главный акушер-гинеколог спросила: а что вы там лечите? Перечислили. С угрозой прерывания беременности – отправлять в Семенов, ответила чиновница, последние два – в терапию. Но пусть даже, с такими оптимизаторскими наклонностями в облздраве, палате патологии оставалось недолго, отсрочить ее уничтожение и спасти специалистов было бы делом чести. К тому же в нескольких районах области палаты патологии по-прежнему сохраняются.

«Но» второе, специалисты

– Когда сокращали роддом, Любовь Ивановна (Голицына, прежний главврач. – Прим. авт.) решила, что нужно оставить двух акушерок, которые могут оценить ситуацию, на случай экстренных родов, – говорит Елена Владимировна Мезинова, старшая медсестра на пенсии. – И теперь сначала мы думали, что медсестер переведут, а акушерок оставят: их постоянно вызывали, они возили женщин в роддом, у них в дороге рожали.

– Только успели вкатить в роддом, – рассказывает Лариса Юрьевна подтверждающий слова Мезиновой недавний случай, – за какие-то секунды успели, а то в машине бы роды прошли. Фельдшеры в основном молодые, только Василий Павлович Муратов принимал роды в машине. Как теперь будет? Укладка есть, куда деваться?

– И среди ночи вызывали, – подтверждает Елена Пелевина. – И Наташа тоже ездила, это подстраховка. Теперь никто не поедет.

За пять последних лет здесь у нас и даже в дороге Елена Пелевина и Наталья Чибисова четырежды приняли роды. Без акушерки роды в машине скорой помощи могли закончиться не так благополучно.

Теперь двух опытных, с многолетним стажем профессионалов у ЦРБ нет. Остались ли сейчас у Воскресенской больницы специалисты, способные заменить сокращенных акушерок?

Безусловно, это врач-гинеколог Лариса Юрьевна Авдеенко, есть опыт принятия родов у фельдшера, у одной из двух оставшихся в поликлинике акушерок. Это опытные медики и, если сказать иначе, в возрасте. Когда-то и они уйдут на пенсию. У тех, кто моложе, такого опыта просто нет.

«Но» третье, понижение квалификации

– Елена Пелевина и Наташа Чибисова – трудолюбивые, трудоспособные, действительно акушерки от природы, – характеризует бывших сотрудниц Лариса Юрьевна. – Наташа, у нее стаж двадцать лет, говорит: «Я родилась акушеркой, я на эту профессию училась, и я хочу на работу ходить с радостью».

Конечно, это эмоции. Они часто мешают принимать верные решения. Но вот незадача: откинуть их – и в сухом остатке будут еще более резонные причины, почему два медика отказались получить профессию медсестры и предпочли потерять работу.

– Акушерка на голову выше медсестры, у нее выше квалификация, – рассказывает Елена Мезинова. – К тому же и у Наташи Чибисовой, и у Елены Пелевиной высшая категория, они бы ее потеряли. Как медсестрам им пришлось бы начинать сначала. Почему такого ценного работника, как Наташа, не оставить?

Вопрос без ответа.

Меньше у медсестры и зарплата. Да и бесплатное обучение только звучит просто. Это процедура сродни ЕГЭ, утверждают медики: сложный экзамен – тестирование, практика, аккредитация. Не странно, что предложение ЦРБ было отвергнуто.

«Но» четвертое, пациентки

За свою беспокойную историю отделение гинекологии находилось в разных местах. Был у него этаж над пищеблоком, помещения закрытого роддома, были палаты в терапии, но тогда здесь все крыло было женским, и всегда женщины могли чувствовать себя защищенными от посторонних взглядов. Сейчас этой защищенности они лишены, круглосуточные койки гинекологии – это по сути одна из палат хирургии.

С помощью наших медиков мы попытались заглянуть в будущее – частное будущее Натальи Чибисовой и Елены Пелевиной и общее будущее отделения гинекологии.

– У нас есть две ставки акушерок в женской консультации, – пояснила Лариса Юрьевна, – их могут взять на замену во время отпуска, – о своем родном отделении она сказала так: – Исходя из того, что нет десяти коек, пост уже не укомплектуешь.

– Отдельной гинекологии уже не будет никогда, – такой приговор вынесла Елена Мезинова.

Мы много и, как выясняется, бесцельно говорим об утечке людей, образованных, умных и желающих работать людей. Однако вот как бывает: и район разбрасывается специалистами, и человек хотел бы пригодиться родному району, да не может 

В начале 2019 года в «Воскресенской жизни» была опубликована заметка старшей медсестры на пенсии Елены Мезиновой под заголовком «Вопросы нашего будущего». «Гинекологическое отделение заканчивает свое существование как самостоятельное отделение, – писала Елена Владимировна, – оно будет сокращено до минимума и переведено под крыло хирургического». К сожалению, пессимистический прогноз сбылся

Ирина Туманова

Коллаж Сергея Токарева

Закрытие гинекологического отделения: ЗА и ПРОТИВ

 


Автор: Administrator
Опубликовано в категории: Фитиль
29-05-2020, 08:32


Добавление комментария
код от комментариев вконтакте
код от комментариев фейсбук