Воскресенская жизнь

ДЕЖУРНЫЙ РЕДАКТОР

Дежурный редакторЕсли у вас есть проблемы или интересная
информация,
пишите и звоните
в рабочие дни
с 9:00 до 16:00
дежурному редактору по

тел. 8 950 604-05-94.
С 26 по 30 октября дежурный по району депутат Земского собрания Александр Георгиевич Горячев. Звонки принимает корреспондент Александр Умнов.

АВТОРИЗАЦИЯ

РАСПИСАНИЕ ДВИЖЕНИЯ

КАЛЕНДАРЬ НОВОСТЕЙ

«    Октябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

НАШ АРХИВ

Октябрь 2020 (164)
Сентябрь 2020 (185)
Август 2020 (174)
Июль 2020 (257)
Июнь 2020 (320)
Май 2020 (199)

АРХИВ ГАЗЕТЫ в PDF-формате

Почему в Марфине водопровод под домами идет и как жители Елдежа с природой борются

Даже если судить просто по проектам местных инициатив, за которые берутся в Нахратовской сельской администрации, по одному этому можно заключить, что люди здесь живут серьезные и основательные. Принимаются жители этой лесной стороны за глобальные дорогостоящие проекты – дороги и водопроводы. Вот и в этом году Нахратовский сельсовет замахнулся на три проекта, два из которых настоящая проверка на прочность. Какие – мы решили посмотреть сами.

 С поправкой на карантин

Семь километров от райцентра. Марфино, центр Нахратовской администрации, 256 жителей.

Раньше деревня называлась Косолапово, очень подходящее название, если учесть, как неуклюже она расположилась, прорезаемая дорогой и даже леском. «Колхоз так строил: где земля ничего не родила, там деревни, – объяснил житель улицы Солнечной Василий Князев. – Здесь раньше вообще болото было». А улицу называли Косой Бугор. Одно к одному.

Но на Солнечную мы еще вернемся, а пока остановимся в центре, около Дома культуры. Недалеко отсюда осенью по программе поддержки местных инициатив должен появиться сквер отдыха.

В качестве полезного там установят десять тренажеров, в виде приятного – стелу «Я люблю Марфино» с двумя традиционными для таких сооружений фигурками, которые любят дети, скамейки, качели, дорожку из брусчатки

Общая стоимость проекта – 1 млн 200 тыс. рублей, спонсором стал индивидуальный предприниматель С. Н. Шадрунов, уже перечислил деньги. С жителей – 3,1 % от общей суммы, но собираются они медленно, люди не спешат расставаться с деньгами, хотя и видят результаты прошлых лет. Одно из возражений: все делают только в центре.

Впрочем, планы следующего года тоже связаны с центром. Глава сельской администрации Светлана Солодова поделилась, что рядом со сквером хочет установить хоккейные ворота.

Поговорили мы о марфинских проектах и со специалистом Нахратовской администрации Валентиной Борисовой.

– И сами не сказать, что старые, и очень много внучат у всех, – объяснила Валентина Борисовна актуальность проекта. – Многие взрослые любят прогулки, для них здесь будут тренажеры. Будет освещение, лавочки.

Рассказала специалист и о прошлогоднем проекте.

– В прошлом году заменили водопровод на Центральной, Лесной и Солнечной улицах. Полностью. Собирали по пять тысяч с дома, отдали сто процентов. И целый год, даже в эту зиму, с водой не было никаких проблем. Раньше каждый год вызывали бригаду по несколько раз: система была вся старая, изношенность большая, ведь водопровод делали в 70-х. Так намучились.

Остался до башни промежуток, – продолжала Валентина Борисовна. – Проблема-то в том, что он под домами идет. Почему тогда так построили, я и не знаю. Тянули в первую очередь к ферме, а уж потом эти дома поставили. К счастью, в домах не прорывало. Может, потому, что такого движения нет, транспорт не ездит.

Замены требует и сама башня. Если не получится войти в государственную программу, как с водопроводом на Полевой, то башня – кандидат в программу местных инициатив на следующий год.

Две недели администрация работала с поправкой на карантин, «на телефоне».

– Телефон свой дала, звонят, – объяснила Валентина Борисова. – Ну а что сделаешь. У нас же еще выборы на носу (мы ездили в Нахратовский сельсовет в конце июня. – Прим. авт.), избирательный участок в клубе, а я заместитель председателя участковой избирательной комиссии. У нас до 25-го карантин, 26-го выходим. Если коронавирус не подтвердится, – спохватывается она.

 

На Солнечной у одного из домов мы застали Василия Валерьевича Князева, чуть погодя вышла супруга, Светлана Александровна.

– Полностью все-все заменено, весь водопровод. Кому надо – дома помогали делать. Теперь мы все с водой, – рассказали они. – Раньше водопровод часто рвался, вставляли труба в трубу пластмассовую, мучились. Летом, если засуха, воды было мало. Мы еще живем в середке, у нас всегда вода есть. А наверху как только вечер, поливать все начинают – прекращается.

А сейчас мы довольны, мы сейчас без обиды живем.

К проекту нынешнего года отношение более скептическое:

– Почему делают все там? (В центре. – Прим. авт.) У нас здесь одна молодежь, а здесь ничего не делается. Ни детской площадки, ни тренажеров, ничего. Сделали бы хоть маленькую площадочку для ребятишек.

Местность гиблая

27 километров от Воскресенского. Елдеж, около 130 жителей.

Нашим проводником по деревне стала здешний специалист сельской администрации Людмила Белоусова. В этом году по программе местных инициатив в Елдеже будет отремонтирован километр дороги на кладбище, идущей вдоль речки Елдежик к речке Хмелевой по нетвердой болотистой земле.

– Здесь два кладбища, одно православное, другое староверческое, – рассказала Людмила Васильевна. – Староверы хоронят на своей стороне, а православные на своей.

Мы идем по дороге к кладбищу, которая является естественным продолжением улицы Набережной. И та и другая – убитые грунтовки с лужами от края до края.

– Здесь местность гиблая, здесь все уходит куда-то, – пояснила наш гид, и эти слова рефреном повторялись еще не раз. – Сейчас еще маленько подсохло, а весной не проедешь. На уазике проезжают, а то у нас у Молькова большая машина, все к нему обращаются.

Еще раньше здесь устанавливали трубу, дорогу песковали, но теперь снова требуется ремонт.

– Здесь две трубы будут ставить, песковать и щебенить – всего километр (захватят заодно и саму Набережную, но ее только запескуют. Стоимость проекта – 700 тыс. рублей. – Прим. авт.). С населения собираем по 600 рублей с каждого хозяйства, но у многих родственники похоронены на других кладбищах – на Светлушке, в Чихтине или еще где-то, – и они не отдают, – подытожила Людмила Васильевна. – Сознательные все отдали, для себя же делаем, а несознательные собирают пока еще. Вчера пенсия была, собирала деньги. «Со следующей, со следующей». Ну как? Ведь не будешь настаивать.

Возвращаясь по Набережной обратно, мы поговорили и с самими жителями деревни.

Татьяна Ильинова родилась в Елдеже, но сейчас приезжает сюда на выходные и в отпуск.

– Только в одном я отрицательно отношусь к этой программе, – говорит она, – в том, что деньги собирают с местных жителей. Кладбище – это социальный объект. Я плачу налоги, и почему я должна дополнительно что-то вкладывать? У нас бабушка живет на краю деревни. Весной она буквально не могла пройти в магазин, потому что дороги не было. Ну и почему мы должны складываться, чтобы бабушке хотя бы пройти в магазин? У каждого есть свой бюджет – почему мы должны помогать сельской администрации содержать ее бюджет?

Я не сдавала, я считаю до конца, что администрация не будет работать до тех пор, пока ей люди не начнут говорить, что нужно работать. Собрать деньги – это очень просто, а нужно подумать, где их взять самим. Здесь столько возможностей для развития!

Невдалеке двое мужчин возились с машиной, один из них, Вячеслав, разговор о дороге закончил быстро:

– Да мне лично по барабану. Если что, вон Серега меня вытащит. Так что не беспокойтесь за меня.

Серега, точнее Сергей Васильевич, вопрос корреспондента воспринял как возможность высказаться.

– К программе отношусь положительно, я считаю, надо поддерживать сельских жителей, а здесь забросили: ни водопровода, ни водоема. Вот одна колонка на весь край стоит. Случись чего – все сгорит синим пламенем. Дождик пройдет – все машины вот здесь оставляют или на крестах и идут пешком.

Вы проходили у последнего дома. Там труба лежит выше дома! Кто так сделал? Как была болотина, так и осталась. У тети Нади дом прямо в луже стоит (у той самой, о которой говорила Татьяна Ильинова. – Прим. авт.). Как бабушка там живет? Надо было вкопать трубу-то и прокопать дальше, чтоб вода уходила в Елдежик. Почему так делается, я не знаю.

Потом, свалка у нас здесь, там такой бардак развели. Лес загадили.

– Сами виноваты,  – возразила Людмила Васильевна.

– Ну а куда мусор девать? Ну ладно, бумагу можно сжечь, а бутылки, упаковку, канистры, пластмасса – куда это все?

– Мусор кто сжигает, кто как, – пояснила специалист. – Контейнер поставят – будет антисанитария. Будут ли своевременно за мусором приезжать?

– Хотел еще про свет сказать, – не сдавался Сергей Васильевич. – Фонариков навешали под столб – для освещения столба. Надо бы, чтоб свет рассеивался, а это фонарик подъезд освещать. Вот лампочку я повесил, она освещает и сюда весь край, и туда до крестов. До моего дома дойдут, а там уже все, тьма-тьмущая.

В общем, проблем с идеями для проектов возникнуть не должно.

Пока же мы отправились на улицу Светлушенскую, которая попала в программу поддержки местных инициатив прошлого года – и это тоже был ремонт дороги.

– Эта улица у нас самая молодая считается, – отрекомендовала ее Людмила Васильевна, здешняя жительница, – по шестьдесят лет всем, а то и больше. Эта улица вся заселена, а там где-нигде в тех улицах.

Помните рефрен?

– У нас на Светлушенской улице вообще болото, картошку некоторые только еще посадили, – продолжала специалист. – Ближе к реке есть спуск, вода стекает, а здесь везде болотина. Везде у нас канавы нарыты. Сколько мы в огороды и песка, и навоза, и земли привозим – все куда-то уходит

Все улицы нам песковали, Солодова делала, до этого вообще не делали по деревням дороги. Но песок есть песок – разъезжается весь.

А тут еще водопровод у нас прохудился, нам вообще все перекопали у домов. Дрова мне привезли – чуть-чуть только машина съехала с дороги и полностью ушла. Вытаскивали трактором. А в прошлом году осенью сделали – вроде пока ничего, не знаю, дальше как. Конечно, еще бы машину песка по улице рассыпать. Та сторона повыше, а эта пониже, вот в эту сторону течет вода всегда. Все равно хорошо с дорогой. Без дороги сюда не въехать было.

Тут из дома вышла Мария Александровна Кулизина.

– Довольны дорогой?

– Нет, мне ногам недовольно, – ответила она не задумываясь. – Плохо ли, заделали бы хорошую дорогу нам.

– Асфальт?

– Асфальт.

Направлялась она по колкой щебенке в Безводное, к сыну, который возил родителям еду без пропуска, да и попался полиции. Теперь Мария Александровна пешочком ходит эти два километра. Ее нехитрый рассказ тоже может кому-то подкинуть идеи.

– В Безводном сынок живет, кормят нас с отцом, обед возят, и вот гляди, милиция словила, взяли да штрафу дали. Вот что делают ведь. Теперь туда пешком хожу. Пять сынков у меня. Я на ферме работала двадцать пять годов. Что в декретах была, ни одного не записали. Году не хватает, и мне денег меньше дали.

Для нас, не для кого-то

29 километров от Воскресенского. Безводное, 130 жителей.

До Елдежа рукой подать, но расположение Безводного более удачное: место высокое. Раньше соседний Елдеж был не только крупнее, но и многолюднее этой деревни, но и убыль там шла быстрее. Теперь в Безводном живет столько же народу, тоже в основном дачники. Но учатся и работают местные жители по-прежнему в Елдеже и в других населенных пунктах. После закрытия садика остался только магазин.

В этом году здесь отремонтируют улицу Зеленую – всего 700 метров дороги начиная от детского садика. По проекту дорогу должны покрыть щебнем. Общая стоимость – 2 млн 600 тыс. рублей, спонсор елдежской и безводненской дорог – ООО «Строй Нижний». С жителей собирают по 1 и по 2 тысячи с дома.

– Тут, конечно, молодые люди, учителя были заинтересованы, у кого есть машины, да и нам, старикам, удобней ходить по хорошей дороге, – рассказала местная жительница Галина Жарнакова. Коснулась она и прежних проектов: – Водопровод в деревне заменили, две зимы простоял. Прошлой осенью сделали детскую площадку.

На дорогу по две тысячи собирали. Сдала. Делают же для нас, не для кого-то. Конечно, все по-разному относятся, как всегда и везде. Ну если так рассудить, например, для чего мне детская площадка? Но все-таки сдала. Одна женщина, как-то иду, качается на качели с внучкой. «Уже в детство впала, что ли?» – «Да», – говорит.

Уже несколько лет действует программа поддержки местных инициатив, за эти годы цикл ее устоялся и отчетливо напоминает круг сельскохозяйственных работ: весной посев, осенью – жатва. Но не все хотят вносить свой вклад в будущий урожай.

Ирина Туманова

Фото Сергея Токарева

Почему в Марфине водопровод под домами идет и как жители Елдежа с природой борются

Почему в Марфине водопровод под домами идет и как жители Елдежа с природой борются

Почему в Марфине водопровод под домами идет и как жители Елдежа с природой борются

Почему в Марфине водопровод под домами идет и как жители Елдежа с природой борются

Почему в Марфине водопровод под домами идет и как жители Елдежа с природой борются

 

Автор: Administrator
Опубликовано в категории: Фитиль
27-07-2020, 09:01


Добавление комментария
код от комментариев вконтакте
код от комментариев фейсбук