Воскресенская жизнь

ДЕЖУРНЫЙ РЕДАКТОР

Дежурный редакторЕсли у вас есть проблемы или интересная
информация,
пишите и звоните
в рабочие дни
с 9:00 до 16:00
дежурному редактору по
тел. 8 952 468-40-18.
С 13 по 19 октября им будет корреспондент газеты "ВЖ" Геннадий Миронов

АВТОРИЗАЦИЯ

РАСПИСАНИЕ ДВИЖЕНИЯ

КАЛЕНДАРЬ НОВОСТЕЙ

«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

«Моя отечественная война»

   Сегодня мы предлагаем вниманию наших читателей небольшой фрагмент из книги Евгения Петрова «Отечественная война».

Как началась наша боевая работа за Сталинград

   На другой день мы снова полетели на Сталинград. Теперь я уже уверенно летел на цель. Вышли на Волгу в районе Дубровки. Отсюда уже видно было, что Сталинград горит. Хотя нельзя было видеть, что там происходит, но мы знали, что там идут ожесточенные бои и мы летим, чтобы помочь нашим войскам обороняться от немцев.
   Зашли на цель, и серию бомб положил я в одном километре от Волги, где должны были быть немецкие танки и пехота. Поймали нас в свои лучи два немецких прожектора, постреляли беспорядочно зенитки, но мы благополучно ушли на свою территорию. Уже за Волгой встретил нас немецкий истребитель и сделал две атаки, однако потом отвязался от нас.
   Молодцы воздушные стрелки – не подпускали его близко. По маршруту прошли благополучно, сели на своем аэродроме. Оказался побит хвост самолета и несколько пулевых пробоин в левой плоскости.
   Так началась наша боевая работа за Сталинград. Приходилось летать и в хорошую, и в плохую погоду. Восьмичасовые полеты были утомительные, но никто из нас не жаловался на усталость. Мы знали, что судьба нашей Родины решается на берегу Волги. Около тридцати раз летал наш самолет под Сталинград, столько же тонн бомб мы отвезли на головы фрицев. Были тяжелые, опасные и интересные случаи в наших полетах, но казалось все уже обычным. К этому времени наш экипаж был уже достаточно обстрелянным, имел уже сравнительно приличный опыт.
   Последний раз на Сталинград слетали мы незадолго до окружения 22 дивизий немцев. Была нам поставлена задача бомбить пункт Городище севернее города, где было сосредоточено много немецких танков и артиллерии. Мы вылетели первыми, благополучно прошли по маршруту и вышли на Волгу.
   В район цели было выйти нетрудно, потому что каждую ночь далеко видны были пожары в городе, ракеты на линии фронта и рысканье прожекторов. Чувствовались ожесточенные бои. Труднее нам было отыскать свою цель, потому что до нас ее еще не начинали бомбить. Пришлось выходить на характерный остров на Волге, потом по расчету времени искать цель.
   Выдержали курс и, не долетая километров десять, заметили нашу цель по темному пятну на снежном фоне. Поставив на прицеле рассчитанный угол, я приготовился к бомбометанию. Подходим ближе, кругом спокойно, немцы не подают никаких признаков ПВО. Заходим на цель. Впереди нас зажегся один прожектор и начал нас искать по звуку моторов. Доворачиваю самолет и сбрасываю две бомбы на этот прожектор. И очень удачно – прямое попадание. Кругом цели зажглись еще четыре прожектора, и нас схватили.
   Я направляю самолет через центр цели и серией сбрасываю остальной бомбовый груз. Зенитка уже открыла огонь. Выхожу к Ганюшкину (пилот. – Прим. ред.) и хочу показать ему, куда быстрее выйти из-под обстрела. Вдруг прямо под открытыми люками разорвался крупнокалиберный снаряд, и по гофре застучали осколки. Я невольно отшатнулся назад, нечаянно ударился головой о приборную доску и упал.
   Ганюшкин думал, что меня ранило или убило, и немножко подрастерялся. Вместо того чтобы уйти из прожекторов быстрее, он сделал разворот над целью и пошел сразу к Волге. Когда я очухался после удара, уже поздно было изменять решение. Пришлось с ним поругаться за то, что он дал вдоволь настреляться по нам немецким зениткам.
   Вышли на свою территорию, спустились до высоты 600 м и спокойно «потопали домой».
   По маршруту погода была неплохая. Прошли траверз Тамбова и полетели над тамбовским лесом. Погода стала портиться: чем ближе к аэродрому, тем хуже. Хочется все-таки пробиться к аэродрому. Остается десять минут полета, но земли не видно, хотя высоту уже потеряли до 100 м. Ясно, что мы попали в туман.
   Премся дальше, машина леденеет, уже начинает потряхивать. Видим, что можно остаться без головы. Пришлось вернуться назад, хотя до аэродрома оставалось километров десять. Кое-как выбрались из тумана наверх и пошли на соседний аэродром в Никифоровку. Там погода отличная, но не хочется садиться на чужой аэродром, особенно борттехнику. Решили еще раз попытать счастья попасть домой.
   Зашли с другой стороны и на высоте 50 м выскочили на свой аэродром. Хорошо, что здесь не было тумана, а висела низкая облачность. Все-таки было скучновато, но все кончилось хорошо. Зато сели «дома», а то на чужом аэродроме были бы на положении незваных гостей.
   Это был наш последний полет на Сталинград.

Подготовил Игорь СУЧКОВ
Фото: http://wiki.warthunder.ru,
Воскресенская центральная библиотека им. А. Н. Пайкова

«Моя отечественная война»

 

Автор: Administrator
Опубликовано в категории: Победители
18-05-2017, 15:55


Добавление комментария
код от комментариев вконтакте
код от комментариев фейсбук