Воскресенская жизнь

ДЕЖУРНЫЙ РЕДАКТОР

Дежурный редакторЕсли у вас есть проблемы или интересная
информация,
пишите и звоните
в рабочие дни
с 9:00 до 16:00
дежурному редактору по
тел. 8 950 604-05-94.
С 19 по 25 октября им будет журналист "ВЖ" Александр Воздвиженский

АВТОРИЗАЦИЯ

РАСПИСАНИЕ ДВИЖЕНИЯ

КАЛЕНДАРЬ НОВОСТЕЙ

«    Октябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

НАШ АРХИВ

Октябрь 2018 (25)
Сентябрь 2018 (25)
Август 2018 (26)
Июль 2018 (10)
Июнь 2018 (33)
Май 2018 (45)

АРХИВ ГАЗЕТЫ в PDF-формате

Два отрезка по пять лет

   Сколько бы ни осуждали простые селяне Пинежья произведения писателя Ф. Абрамова, но тетралогия «Братья и сестры» стала символом эпохи. Для меня – точно. Прочитав ее еще девчонкой, перечитывала в юности и еще раз – сейчас, в возрасте вполне осознанном. После третьего прочтения поняла вдруг, что председатель колхоза Иван Дмитриевич Лукашин – образ собирательный.
   Собирательный не в том смысле, что качества характера главного героя были взяты от разных достойных людей и сплавлены в черты героя, а в том, что таких «готовых» Лукашиных по стране можно было насобирать… Нет, не много. Но с сотню-другую – точно. Председателей, которые были и старостой в деревне, и главой колхоза, и примером для односельчан. Потому что приоритетом для них были люди, и только потом – задачи партии. Был и в нашем районе такой человек.


Был и в нашем районе такой человек

   Подвижник – очень подходит к нему это определение. Как я его понимаю: тот, кто смог подвинуть какие-то шестеренки. И механизм заработал. Или сдвинуть что-то очень тяжелое, что другим оказалось не по силам. Это человек, в честь которого названы улицы сразу в двух населенных пунктах Воскресенского района. Это герой не в масштабах страны, а лишь в пределах Воскресенской земли. Дела его здесь еще помнят, живо и безмерное уважение к нему у земляков. Это – В. И. Волков.
   Узнать больше, чем рассказали о нем старожилы деревни Черново, больше, чем вообще кто-либо скажет о жизни и судьбе Владимира Ивановича, я могла только у одного человека – его сына, Павла Владимировича. Он сейчас живет в Москве и работает в Курчатовском институте, но в конце июля приезжал в Воскресенский район, в гости к сыну, Антону Волкову. Антона Павловича воскресенцы знают как отца Антония, настоятеля Богородского прихода. Именно в его доме в Богданове и встретились мы.
   – Павел Владимирович, как ваши родители попали в Воскресенский район? – спрашиваю подтянутого, аккуратного мужчину в годах (ни за что не дашь ему 73!).
   – Отец родом из Костромской области, Пыщугского района, села Михайловицы (еще называли Архангельское – по имени стоявшей там церкви в честь Михаила Архангела), а мама – из Тулы. Они познакомились во время войны, оба работали на железной дороге: он – военный диспетчер, она – шифровальщица. Встретились в Киеве. Я родился в 1944 году.
   После войны решили податься в Горький, у папы там жили и работали две сестры. На ГАЗе отец устроился работать в цех электронагрева, технологом.  Помню, дали нам комнату в бараке при колхозном поселке от Автозавода. В детских воспоминаниях о том доме у меня – открытый подпол и вода под самую крышку. В таких условиях и жили… Позже перебрались в бусыгинский дом, который построили специально для автозаводцев.
   Отец там показал себя хорошим работником, все время что-то изобретал, придумывал, совершенствовал производство… Он был ярым коммунистом! Но предан был не только идеям партии, а еще – людям… Меня научил самому главному: не врать. Знаете, я и сейчас такой: иногда… ну вот надо! Но – не могу, не комфортно мне. Это он мне вбил накрепко. Как меня воспитывал? Ни разу не ткнул в меня пальцем, ни разу не поднял руки… Я был для родителей светом в окошке. Родившаяся в семье после меня девочка прожила недолго, простудилась в связи с переездами и умерла.
   Первые три класса я закончил в Горьком, а потом, в 1955 году, Хрущев объявил призыв. Тридцать тысяч коммунистов должны были поехать из города в деревню, восстанавливать страну после войны.
   В парткоме тогда у папы спросили: «Давай от твоего цеха людей!» А он сказал: «Я сам поеду!» Хотя нам уже обещали дать отдельную квартиру! Помню, родители долго разговаривали, решали вопросы дальнейшей жизни семьи…
   А потом – приезжает грузовик… Ринулись в Черново! Приехали в деревню второго августа, в престольный праздник – Ильин день. Деревня гуляла.
   Поселили нас в половине шестистенного дома на краю улицы. За нашим домом тянулся конный двор. Так и началась наша деревенская жизнь.


Началась наша деревенская жизнь

   Наследство от предыдущего председателя отцу досталось небогатое. В колхозе из техники – полуторка не на ходу, у которой даже дверь не открывалась, влезали в салон через окно, ХТЗ-колесник и ДТ-54 на гусеницах. Я пошел в четвертый класс Черновской школы, где был единственным учеником в своем классе (рядом в комнате сидели второклашки). Мама стала сельской учительницей, ведь в Горьком она закончила учительский техникум, а потом заочно поступила в пединститут.
   Папа и здесь себя показал изобретателем. Разбирался он в технике! Ему и в колхозе хотелось все механизировать. Помню, из Горького до Чернова волок в рюкзаке какие-то подшипники! Ехал через Ветлужскую, на поезде, а там – пешком. Местные мужики по этому поводу сначала смеялись над ним: «Вот, новый председатель железками играет, не понимает, что главное – кони!» Но папа решил так: земля здесь – не шибко разживешься, а лесов полно! Если деревенские мужики каждую зиму уходят на заработки в лес, надо найти место здесь, чтобы и колхоз занимался лесными промыслами!
   Первое его новшество. В то время драли лыко, из него делали мочало, ткали ленточку. Вот отец и поставил это дело на колхозные рельсы. Да, и машину колхозную, полуторку, отвез на буксире на Автозавод. Оттуда с конвейера выехала уже новая машина, только на старой раме. Так у колхоза появился свой грузовой транспорт.
   Второе. Много драли дранки. Мужики садились за станок и вручную распускали бревно. Представляете, сколько силы надо было потратить! А папа «сочинил» здоровенное колесо на ременной передаче – механический станок с электромотором по изготовлению дранки. Так в колхозе дранка появилась для своих домов всех колхозников и на продажу. Колхоз начал зарабатывать! Дальше – больше.


Дальше – больше!

  Где-то он нашел локомобиль (его использовали для веялок, молотилок, он похож был на паровоз). Хотел решить вопрос с освещением в деревне. Локомобиль не пошел. Но к тому времени (а это было через два года после начала его работы) в колхозе появился свободный капитал, на который решено было купить тепловую электростанцию. Так в окнах жителей деревни Черново появился свет.
   Четвертое – лен. Его сажали много. Драли, стлали прямо на поле, а вот тресту для обработки возили в Боковую. А зачем? В Чернове решено было построить льнозавод силами колхозников. Завезли трепальную, чесальную машины. Это производство было пожароопасным, поэтому электричество в цех пускать запрещалось. Сделали большие окна, а лампы для освещения помещений повесили снаружи. Какое это было завораживающее зрелище! Идешь вечером: завод работает, снаружи лампы гирляндами висят… Красиво очень. И выгодно, ведь теперь вместо пяти-шести машин сырья на продажу загружали одну, с готовым волокном.
   Еще один способ заработка для колхоза. Это означало, что можно было приобретать технику и привлекать к работе молодых механизаторов. Именно для них – молодых специалистов – с помощью колхоза была построена целая улица домов в Чернове, улица Механизаторов. Ее всегда потом называли Новая улица. Молодежь оставалась на селе!
   Но тут начались новые реформы «сверху»: укрупнение. В результате черновский колхоз «Родина» слился с глуховским и поповским колхозами. Так как глуховский колхоз изначально был больше по размерам, новым председателем новой организации избрали его действующего председателя. Папа стал лишь бригадиром черновской комплексной бригады – по территории того же колхоза, только в статусе ниже, да и под указкой другого председателя. На это он был не согласен. Приехал в райком партии и сказал: «Ну все, дело свое я сделал, уезжаю опять на Автозавод!» На что ему сказали: «Подожди, тут есть еще один колхоз…»
   Мама, конечно, была против, говорила: «Здесь начинали, и опять начинать?» Отец это понимал, но получилось все неожиданно. Когда он во второй раз приехал в райком партии, чтобы сказать о своем окончательном решении уехать в Горький, ему предложили: «Поехали, просто посмотришь на тот, другой колхоз…» А когда добрались в Егорово, оказалось, что там идет отчетно-выборное собрание. Представители районной партийной власти объявили всем: «Вот, мы вам нового председателя привезли…» Вернулся отец домой и сказал матери: «Так и так, я теперь опять председатель!»

Наталья УТКИНА
Фото автора, юнкоров Егоровской школы и из архива семьи Волковых

Два отрезка по пять лет

 

Продолжение читайте на страницах "ВЖ"

Автор: Administrator
Опубликовано в категории: Люди
2-10-2018, 12:46


Добавление комментария
код от комментариев вконтакте
код от комментариев фейсбук