Воскресенская жизнь

ДЕЖУРНЫЙ РЕДАКТОР

Дежурный редакторЕсли у вас есть проблемы или интересная
информация,
пишите и звоните
в рабочие дни
с 9:00 до 16:00
дежурному редактору по

тел. 8 950 604-05-94.
С 21 по 25 сентября дежурный по району депутат Земского собрания Владимир Никандрович Гусев. Звонки принимает корреспондент Ирина Туманова.

АВТОРИЗАЦИЯ

РАСПИСАНИЕ ДВИЖЕНИЯ

КАЛЕНДАРЬ НОВОСТЕЙ

«    Сентябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

НАШ АРХИВ

Сентябрь 2020 (135)
Август 2020 (175)
Июль 2020 (258)
Июнь 2020 (320)
Май 2020 (199)
Апрель 2020 (276)

АРХИВ ГАЗЕТЫ в PDF-формате

Стихия Несмелова

Местных на Северном почитай что нет, все в этом лесном поселке когда-то были приезжими, вот и Рафаил Несмелов, мастер леса и технорук, родился не здесь – в деревне Большая Свеча Шахунского района. «Лесу там не было», – говорит он. Лесная профессия – заслуга случайности, но и в том, что в свое время Несмелов в институт не попал, – ее вина.

– Зрение у меня плохое было, – рассказывает Рафаил Федорович, – я в детстве проколол глаз гвоздем. Мать работала техничкой в школе, надо было топить восемь-девять печей, я ей помогал да читал при лучине и глаз-то надсадил. И куда? В Ветлуге медучилище было, а какой я врач с таким зрением? Решили в лесной.

В Ветлуге кончил техникум в 58-м году и 36 лет проработал в одном месте, ну с лесопункта в лесопункт переезжал. Меня направляли в институт от леспромхоза, и я по зрению не прошел комиссию. Я говорю: «Проучусь!» – «Нет». Так вот и пришлось.

Здесь Рафаил Федорович и жену свою встретил.

– Пятьдесят пять лет было 1 января. Я жил на квартире у Ивана Никандрыча Тузова, она на квартире у другого Ивана, и вот три Ивана, они да еще один, поехали сватать. Сосватали, и все, дело пошло.

Лес – моя стихия, говорит Несмелов теперь. А вообще он ходячая история этих мест

Есть у него рассказы о Зеленой Гриве с репатриированными крымскими татарами и зоной, о Шапше, Северном. По всему лесному Заветлужью трудились люди.

– После войны лес везде нужен был, и разных организаций было… Нефтелес, рыбтара, лесчермет – всех их стали объединять, часть нам передали, Красноярскому леспромхозу, часть Воскресенскому, а потом и Воскресенский-то стали с Красным Яром объединять.

Когда Косыгин был премьер-министром, чтобы усилить заготовку леса, премия 32 процента была, а он до 80 процентов разрешил, а потом рубь за рубь даже было. И вот в марте и зимой, в самые ударные месяцы, некоторые бригады по 31 дню работали. Хорошая бригада, она всегда и дружная.

С сезонными рабочими, конечно, канительно было. Говорю одному вальщику: «Лес-то ты валил?» – «Валил». – «А чего валил?» – «Яблони». Взял пилу, лег и лежа пилит. А технику безопасности у нас досконально спрашивали. Украинцы те хорошие работники, они в Карпатах даже в горах работали, они молодцы. Сезонники работали за лес, вахтовым методом, как теперь говорят. Они этот лес сначала-то домой отправляли. А потом приспособились, стали нашим колхозам отдавать.

Но ничего этих «лесных» людей не пугало, ни работа без выходных, ни бурелом, ни распутица, ни расстояния такие, что, бывало, по два часа до делянки трясешься, ни самая настоящая опасность. Однажды несчастный случай чуть не произошел с ним самим.

– Приехала по технике безопасности женщина из Красного Яра, сидим, так же вот беседуем, рядом сосенка свалена, только начинали разрабатывать площадку. И едет трактор. В сосенку уперся и роняет ее – сосенка на нас летит. Женщина туда, я сюда, только упал – и на месте, где я сидел, тут и ударило этой сосной.

А еще, посмеиваясь, вспоминает Рафаил Федорович, как с медведями встречался.

– Мне поручили посмотреть новую делянку. Иду, редколесье такое. Вдруг раз, как вскочит медведица – лежала, видно, – и на дыбы. Я опешил. Думаю, если сейчас назад повернусь, она меня цоп за хребет, и все. Я шаг или два сделал назад и ну на нее кричать: «Уходи! Уходи! Это моя территория!» И опять шаг к ней. Она фыркает, плевать на меня стала. И только шум, треск. Метрах в ста пятидесяти дорога была старая, я на нее вышел – и коленки задрожали.

Но и счастливые моменты были, дни лесоруба, когда отмечали их нелегкий труд, фото на Доске почета, запись в книге почета леспромхоза. Даже воскресенские мастера учились у этого «шустрого парня». Но о чем бы ни рассказывал Рафаил Федорович – о радостях, трудностях, злоключениях, – не забывал он все так же посмеиваться. Да и о нынешнем своем житье-бытье не мог сказать без шутки:

– У бабули я помощник. Есть такое слово: «неси». Вот к этому слову приставки приделывай: занеси, отнести, принеси, вынеси и так далее. Вот этим «неси» я и работаю у нее. Я оптимист, – заявляет он, – в какой-то степени мне это помогало и помогает до сих пор. Счастлив, что живой да здоровый, все остальное приложится.

Ирина ТУМАНОВА

Фото автора и из архива Рафаила Несмелова

Родные сделали Рафаилу Федоровичу календарь с фотографией правнука, их у прадедушки уже двое, трое внуков, сын и дочь. Он и рассказать норовил о ком-то другом – о родных, своих учениках, руководителях леспромхоза, только не о себе. «Я орденов не получал, взбучек получал много», – посмеиваясь, говорит Несмелов. Мы и познакомились с Рафаилом Федоровичем, когда он позвонил в редакцию и предложил написать о старожиле поселка Северный.

Стихия Несмелова

Стихия Несмелова

 

 

 

 

Автор: Administrator
Опубликовано в категории: Люди
1-09-2020, 06:30


Добавление комментария
код от комментариев вконтакте
код от комментариев фейсбук